Вече СПБ
5 december 2015

Красноярский академический симфонический оркестр выбрал для гастролей в Петербурге, прошедших 28 октября сего года, несомненно, самое удачное место и, пожалуй, самый лучший из возможных вариантов репертуара. Ну, где как не в Большом зале представлять искушенной и взыскательной петербургской публике не очень известный ей симфонический оркестр? Сейчас в городе, быть может, есть пространства с более совершенной акустикой, но нигде нет таких стен, впитавших личное присутствие и музицирование Чайковского, Вагнера, Стравинского, многих других и самого Берлиоза, чья «Фантастическая симфония. Эпизод из жизни одного артиста» впервые исполнялась здесь же в 1847 году лично автором, а в тот вечер – красноярцами под руководством маэстро Владимира Ланде…

С другой стороны, выбран практически идеальный репертуар – везти, скажем, Пятую Бетховена, Четвертую Брамса или Соль-минорную Моцарта выглядело бы несколько претенциозно и было бы рискованным.

То же и в отношении Шостаковича – в Петербурге принято считать, что аутентичное звучание симфоний автора Ленинградской может быть представлено только исполнением петербуржских филармоников. Однако что-то ленинградское в город на Неве привезти было необходимо! И красноярцы сделали блестящий выбор, остановившись на редко играемой у нас Сюите для оркестра младшего друга и соратника Шостаковича Моисея Вайнберга (его визитная карточка – саундтрек к фильму «Летят журавли»). Выбор Виолончельного концерта Шумана, надо полагать, был обусловлен инструментом солиста – Дмитрия Коузова, который приехал из США, где является профессором класса виолончели в Университете Иллинойса. Но среди виолончельно-оркестровой литературы это выбор идеальный: Виолончельный концерт Шумана ля минор – одновременно и самое популярное и пронзительно-гениальное произведение для такого состава. Ну а «Эпизод из жизни одного артиста» он же «Фантастическая симфония» Берлиоза – давно уже стала беспроигрышным брендом для любой афиши… 

Кстати, об исполнителях. Красноярский академический симфонический оркестр был основан в 1977 году, и его формирование проходило в жестких условиях – советский Красноярск являлся закрытым промышленным объектом, в городе не было специалистов, музыкантов высокого уровня, необходимых инструментов, отсутствовал концертный зал. Первые выступления нового коллектива состоялись в апреле 1977 года. И в короткий срок Красноярский симфонический завоевал репутацию одного из лучших коллективов СССР. 

Владимир Ланде - главный дирижер и художественный руководитель красноярцев, он - художественный руководитель и дирижер оркестра «Солисты Вашингтона», приглашенный дирижер оркестра Национальной галереи искусств (Вашингтон) и прочая и прочая. Маэстро Ланде дирижировал такими коллективами, как Балтиморский симфонический, Симфонический оркестр города Талса (Оклахома), Оркестр Балтиморской оперы и многие другие. Гастролировал по России, Европе и Америке.

Теперь о самом вечере. Легкая музыка Сюиты для оркестра вызвала любопытство и легко завоевала симпатии публики своей кинематографической простотой (в хорошем смысле этого слова).

Мрачная мистика, интонации мольбы и яркие аффекты страха и ужаса перед Неведомым в первой части Концерта Роберта Шумана были смягчены в исполнении Дмитрия Коузова, маэстро Ланде и красноярцев благородной сдержанностью и подчеркнутой камерностью прочтения.

Перед тем как выйти продирижировать Берлиозом, маэстро Ланде обратился к одному из своих питерских коллег, сидевшему в ложе Б:

- Пожелайте мне что-нибудь!

- Пусть эти стены, слышавшие самого маэстро Берлиоза, вам помогут!

- Стены всегда мне помогают… - воскликнул воодушевленный маэстро.

И стены действительно помогли. Казалось, что маэстро Ланде как на спиритическом сеансе вызвал и предъявил удивленным петербуржцам дух самого Гектора Берлиоза, который, гордо сложив руки на груди, с романтически взвихренным локоном как будто возвышался над оркестром. В последних двух частях очень порадовали медные духовые красноярцев, очень точно транслировавшие волю дирижерского жеста.



Остается только добавить, что петербургская филармоническая публика отнеслась к красноярцам очень тепло, проводив их долгими и громкими аплодисментами.

Return